А был ли мальчик?



Вот уже 2 тысячи лет церковь рассказывает о жизни Христа, которого почему-то называет «Спасителем» человечества, о творимых им чудесах. Здравомыслящие люди в эти чудеса и в воскресение из мертвых, конечно, не верят, но думают примерно так: «Наверное, на самом деле жил в те времена такой человек без определенных занятий. Этакий древний хиппи. Лопотал всякую чушь, вроде нынешних экстрасенсов. А может и мошенничал, разыгрывая «чудеса» перед невежественной толпой. Вот и всё.»

 

Однако многие ученые-историки склоняются к мысли, что даже такого прообраза христианского бога не существовало. Из чего же они это выводят? – Не только из многочисленных нестыковок в описании жизни Христа, но и из людской психологии. Людям свойственно создавать легенды о желанном, но пока несуществующем.

 

В старину у земледельцев не было ни тракторов, ни химикатов для борьбы с вредителями. Да и сорта пшеницы были по нынешним временам неважные. В тяжелом труде они добывали скудное пропитание, и мечтали о скатерти-самобранке. Они не умели лечить многие из болезней, и сочинили сказку о живой воде. Долгими и опасными были тогда путешествия, отсюда возникла мечта о ковре-самолете.

 

А вот пример посвежее. В 19 веке у людей из летательных аппаратов были только неуправляемые воздушные шары. Первые дирижабли еще не очень радовали своих создателей. Многие ученые и просто образованные люди выдвинули сумасшедшую по тем временам идею – покорить воздух можно на аппаратах не легче, а тяжелее воздуха – на самолетах или вертолетах. (Аэропланах и геликоптерах, как тогда говорили.) Во Франции сложилась целая компания таких людей – увлеченных, остроумных, талантливых. Д`Амеркур, воздухоплаватель Надар и знаменитый писатель Жюль Верн. Они составляли проекты, выступали с лекциями, даже строили летающие модели вертолетов. Но следующие модели, больших размеров и веса, отказывались летать. Что уж тут говорить, если даже полвека спустя создание вертолетов оставалось сложнейшей задачей. Однако то, чего еще не могла техника того времени, смогла фантазия писателя. Жюль Верн написал роман «Робур-завоеватель», главный герой которого построил огромный вертолет и совершил на нем кругосветное путешествие. Только читатели Жюля Верна, в отличие от верующих в Христа, понимали что это – только литературный персонаж. И уж тем более не называли «заблудшими и безнравственными» и не сжигали на кострах тех, кто не верил в реальное существование Робура и его «Альбатроса».

 

Но вернемся к началу христианства. Что происходило в то время? Тогда существовала огромная Римская империя, покорившая все народы, живущие вокруг Средиземного моря. Несколько веков работавшие на римлян рабы из побежденных ими стран видели, что никто не может противостоять могучим римским легионам с их стальным оружием, умелой тактикой и железной дисциплиной.

 

  

 

Потому-то для рабов была желанной сказка о том, что пусть не при жизни, а хотя бы после смерти они заживут хорошо и свободно. Теперь понятно, почему христианство стремится примирить рабов с их долей: «Христос терпел и нам велел», «Всякая власть - от Бога» и т.д. Извращение какое-то напоминает, не правда ли? Но почему бы римским рабам было не сочинить сказку о могучих воинах-героях, способных победить римлян? Подобно нашим предками, страдавшим от набегов кочевников и от монголо-татарского ига, и сочинивших былины о чудесной силе Ильи Муромца и других богатырей?

 

Так ведь надо понять, кто такие рабы. Во-первых, это дети рабов, которые с самого рождения не знали свободной жизни. Во-вторых, это – пленные римлян. То есть те, кто не победил римские войска или не погиб в бою, как герой, а сложил оружие и дал себя сковать. То есть, в большинстве своем, люди, слабые духом. Вот такую сказку под стать себе они и сочинили. ХРИСТИАНСТВО – РЕЛИГИЯ РАБОВ.

 

Римские рабовладельцы поначалу было преследовали христианство, но потом сообразили, что им выгодна религия, проповедующая среди рабов покорность. «Христианство делает плохого раба хорошим» - говорили они. Да только «коктейль» из рабства и христианства такой гадостью оказался, что всю империю погубил вместе с рабами и их хозяевами. Затормозился научно-технический прогресс, рабовладельцы разжирели и развратились от покорности рабов, утратили суровую доблесть прежних времен. Довольно скоро римляне разучились отбиваться от нападений непокоренных ими народов из центральной Европы, и стали откупаться от них. А те вскоре сообразили: зачем получать то, что римляне сами дают, когда можно забрать всё? Империя, породившая христианство была сметена ими.

 

Дядя Саша.

03 Июнь 2014 / admin / 3504 просмотра

Комментарии

03.09.2014 06:00

В принципе все верно, но надо только указать конкретные достижения Империи, а они очень даже не слабые. Чего только стоит массовое жилищное строительство (кстати организованное императором Нероном, который всеми христианами считается кем-то вроде дьявола)

24.10.2014 17:40

Нерон вообще изрядно оклеветан летописцами. Да, не без греха был, согласен - он убивал своих политических противников, изображал из себя великого артиста, присваивал деньги из римской казны, развратничал... все это было. Только вот Рима Нерон не поджигал, это сделали спекулянты земельными участками, желавшие поднажиться на затеенной императором перестройке дворцового комплекса построек!

27.11.2014 21:47

И что еще важнее, многие современные люди считают тексты Нового Завета священными и неприкосновенными. Они верят, что это слова самого Бога, единственный путь к спасению, слова, которые нельзя изменить или понимать как-то иначе, нежели чем буквально. Никто никогда не объяснял им, что вовсе не таким было намерение первых составителей рассказов об Иисусе, включенных в это собрание. На самом деле в первые 150 лет существования христианства единственным авторитетом оставались тексты, которые мы теперь называем Ветхим Заветом90.

Ярким примером отношения первых богословов к этим тестам служат произведения христианского писателя второго века н. э. Иустина Философа. Для него так называемые Евангелия были просто воспоминаниями разных апостолов, которые можно было зачитывать в церкви и использовать для укрепления веры, но которые никогда не считались Священным Писанием. Термин Священное Писание использовался по отношению к книгам закона и книгам пророков — то есть Ветхому Завету. Совершенно очевидно, что Иустин «никогда не считал Евангелия, или Деяния апостолов, священными книгами»91. Иустина в конечном итоге признали святым, но современного христианина, осмелившегося отстаивать его взгляды, сочтут радикалом.

Тем не менее в конце первого и во втором веке новой эры действительно начали записывать предания об Иисусе. Собирались его высказывания и истории из его жизни, но ни одно из таких собраний в те времена не считалось официальным или утвержденным Церковью. Кроме того, не подлежит сомнению, что тексты, вошедшие в наш Новый Завет, появились именно в этот период. В конце первого и во втором веке н. э. сама концепция «христианства» выкристаллизовалась из мессианского иудаизма, что тут же привело к логическим затруднениям, причем нередко весьма существенным.

Во втором веке до н. э. наблюдалось интересное явление: арамейское слово мешиха мессия — начали использовать для обозначения истинного правителя Израиля. В частности, им называли грядущего царя из рода Давида92. Надежда на появление потомка Давида нашла выражение в книгах пророков Ветхого Завета. Таким образом, использование христианами термина кристос, или Христос — греческого перевода арамейского слова мешиха — наряду с транслитерацией на греческий как мессиас (современный «мессия»), связано с иудейской традицией, о которой прекрасно знали во времена Иисуса93.

Но труднее всего было разрешить логическое противоречие в ответе на обвинение, которое регулярно выдвигалось на протяжении всей истории христианства, и особенно в последние 150 лет: Иисус вообще не существовал, а все рассказы о нем просто воспоминания о разных мессианских лидерах, собранные вместе для того, чтобы, во-первых, подкрепить учение Павла, а во-вторых, поддержать римскую традицию, согласно которой еврейский мессия превращался в обожествляемоевысшее лицо, нечто вроде царственного ангела. Доктор Уильям Хорбери, преподающий курс древнееврейской и раннехристианской литературы в Кембриджском университете, недавно заметил, что «культ ангелов... сопровождал формирование культа Христа»94.

вааалерый
29.11.2014 17:21

Историк Тацит (ок. 55—120 гг. н. э.) был римским сенатором при императоре Домициане, а затем наместником Западной Анатолии (современная Турция), и в последней должности имел возможность допрашивать христиан — их называли крестиани. — которых приводили в суды. Рассказывая о сожжении Рима при Нероне, он объясняет:

«...Нерон, чтобы побороть слухи, приискал виноватых и предал изощреннейшим казням тех, кто своими мерзостями навлек на себя всеобщую ненависть и кого толпа называла христианами. Христа, от имени которого происходит это название, казнил при Тиберий прокуратор Понтий Пилат; подавленное на время это зловредное суеверие стало вновь прорываться наружу, и не только в Иудее, откуда пошла эта пагуба, но и в Риме».

Дело в том, саркастически добавляет он, что в столицу империи:

«отовсюду стекается все наиболее гнусное и постыдное и где оно находит приверженцев»102.

вааалерый

Отправить комментарий

CAPTCHA
Этот вопрос задается для того, чтобы выяснить, являетесь ли Вы человеком или роботом.
CAPTCHA на основе изображений
Введите символы, которые показаны на картинке.