Настоящее спасение



Эпоха, когда Европа стала освобождаться от полного господства церкви, навсегда осталась в истории, как эпоха Возрождения. Многое из того, чем мы сейчас не задумываясь пользуемся (не только разные изобретения и механизмы), происходит оттуда. В трудах одного из гениев этих времен – Леонардо да Винчи мы находим рисунок с подписью: «Если у человека имеется палатка из накрахмаленного полотна, каждая сторона которой имеет двенадцать локтей в ширину и столько же в высоту, он может броситься с любой высоты, не подвергая себя при этом никакой опасности».

 

 

Однако в те времена особой потребности в парашюте не было. Люди еще не умели летать, а строители, работающие на высоких зданиях, не станут же таскать с собой такую громоздкую конструкцию на случай, если свалятся. Но возможность безопасно спуститься с высоты была привлекательной. Немало смельчаков совершало прыжки с первыми парашютами. В истории сохранились даже случаи, когда заключенные в тюремных башнях пытались бежать таким образом. Когда появились воздушные шары, необходимость в средстве спасения стала очевидной. Ведь уже при самом первом полете людей на монгольфьере от очага, нагревавшего воздух в шаре, начала тлеть галерея шара. К счастью, тогда воздухоплавателям Пилатру де Розье и маркизу ДАрланду удалось погасить огонь. Прыжки с различными парашютами, в том числе и для развлечения публики, стали более частыми. Немало первых парашютистов заплатили за эти попытки жизнью. Но у некоторых число прыжков уже измерялось сотнями. Пусть и дорогой ценой, но были добыты немалые знания. Выяснилось, что парашюту не нужен деревянный каркас – набегающий снизу воздух сам его расправит и наполнит. Но выяснилось также и то, что купол, расположенный вершиной вверх неустойчив. Он сильно раскачивается и от этого может даже сложиться. К счастью, «успокоить» купол оказалось нетрудно – достаточно проделать в его вершине отверстие. С тех пор немало воздухоплавателей прикрепляло снаружи к оболочке шара парашют. В минуту опасности они прицепляли к поясу, а то и просто хватали руками свисающие в корзину стропы и прыгали.

 

  

 

Однако с появлением первых аэропланов такая конструкция уже не годилась. Самолет не может остановиться в воздухе, а так набегающий поток распахнет парашют, когда не надо. Несколько прыжков было сделано с парашютами, уложенными в специальный контейнер под самолетом, но это было хорошо только для заранее подготовленного трюка или эксперимента. На случай неожиданной аварии такая система была малопригодна. Кроме того, изобретатели уж слишком заботились о том, чтобы сделать купол совершенно непроницаемым для воздуха, и выполняли его из плотной, порой прорезиненной ткани. И вот в 1910 году русский актер Котельников стал свидетелем гибели авиатора Мациевича. После этого он загорелся идеей создать надежное спасательное средство для авиаторов. Творческий склад ума, хорошее математическое и естественнонаучное образование позволили ему сверкнуть целым фонтаном идей. Первый парашют из тонкого шелка был уложен в ранец (поначалу алюминиевый), стропы сходились не в одной точке, а разделялись на 2 пучка, благодаря чему парашютиста не крутило, как брелок на ниточке. Продумал Котельников и подвесную систему, распределяющую нагрузки на все тело. Немало препятствий встало на его пути в косной царской России. Только война заставила выпустить некоторое количество парашютов Котельникова. Да и то высочайший шеф российской авиации великий князь Александр Михайлович заявил: «Парашют вообще в авиации – вещь вредная, так как летчики при малейшей опасности, грозящей им со стороны неприятеля, будут спасаться на парашютах, предоставляя самолеты гибели.» Впрочем, власть подобных правителей скоро была свергнута и уже после революции Котельников придумал новую конструкцию парашюта с мягким брезентовым ранцем и сотами для строп, похожую на сегодняшние. А бесконечный путь творческих поисков и находок продолжался. Уже в конце Второй Мировой войны пилотам современных истребителей порой было непросто выбраться из кабины на таких высоких скоростях. А ведь на подходе была еще более скоростная реактивная авиация. Ответом изобретателей стали катапультируемые кресла. Поначалу их рассчитывали только лишь на то, чтобы гарантировано перебросить пилота через хвост самолета. Так что ими нельзя было пользоваться, например, на самолете, загоревшемся во время разбега на земле – высоты подъема не хватило бы для раскрытия парашюта. Но теперешние кресла с новыми системами управления спасут даже из неподвижно стоящего на земле аппарата, а на высоте больше 200 метров – даже из самолета, летящего вверх колесами! В зависимости от того, где и какие совершаются полеты, парашюты снабжаются разным дополнительным оборудованием. Спасательный парашют на большой высоте снабдит летчика кислородом, над морем – заботливо подложит небольшую самонадувающуся лодочку, наведет спасателей с помощью радиомаяка. Бывают и курьезные проекты. Так один изобретатель предложил пропитывать купол составом, твердеющим в набегающем потоке воздуха. Так что когда пилот опустится на землю, то до прибытия спасателей в его распоряжении окажется небольшой полукруглый домик. Только вот как поведет себя такой состав при длительном хранении парашюта? Несомненно одно – поиски изобретателей продолжатся, чтобы всякий человек, поднимающийся в небо, знал, что у него есть спасение куда более надежное, чем молитвы.

 

В последние годы во многих аэроклубах проводят парашютные прыжки. Конечно, большинству читателей еще рано этим заниматься. К тому же, дело это серьезное и некоторый риск для жизни даже при простом прыжке все-таки имеется. Это не должно быть для вас просто любовью к экстриму, когда всё равно чем, лишь бы нервы пощекотать. Но если вы чувствуете, что небо – это ваше, то быть готовым к этому можно уже сейчас. Итак, какие трудности ждут парашютиста? Ему понадобится встать у открытой двери самолета, затем – несколько секунд ощущения свободного падения, самой настоящей невесомости. Потом - рывок при раскрытии парашюта, и в конце – приземление.

 

Автор статьи перед прыжком и после приземления: 
  

 

 

Справиться с естественным страхом высоты и падения помогут тренировки вестибулярного аппарата – занятия спортом, всякие качели-карусели. Только знайте меру и не доводите себя до тошноты! Даже неделька последовательных посильных тренировок даст заметный результат. А вот как вспоминал об этом авиаконструктор Антонов, когда ему посчастливилось познакомиться со знаменитым летчиком Чкаловым: «Как-то раз, зайдя в самый большой и высокий зал аэроклуба-музея, я застал оживлённую группу друзей-планеристов. Тут были Петров и Халутин, братья Лосевы, Флоря и Паша Цыбин, среди которых находился и Валерий Павлович.. Он весело и непринуждённо разговаривал с молодёжью. Речь шла о том, что у лётчиков должны быть очень хорошо тренированные органы равновесия

 

- Вот пожалуйста, - сказал Валерий Павлович, - хотите себя проверить? Станьте под этой люстрой, поднимите голову, смотрите на нее не отрываясь и сделайте десять оборотов вокруг себя, а потом выйдите в дверь. Только и всего! Мы понимали, что это задача не такая уж простая, но нам, молодым, здоровым, уверенным в себе ребятам, казалось, что это сделать всё-таки можно. Начали пробовать. Отличный планерист Клебанов крутился-крутился, сделал все десять оборотов, но потом его понесло в сторону, он пошел как-то боком, боком, держась за стенку, и в конце концов в дверь не попал. Некоторые другие даже не могли сделать десять оборотов. Я после десяти оборотов выписал такую фигуру, что самому стало смешно. После всех этих «экспериментов» Валерий Павлович стал посреди зала, поднял голову, взглянул на люстру, сделал двадцать оборотов, а затем твёрдым шагом направился к двери, взялся за ручку и вышел из зала. Мы были потрясены… С тех пор я не раз видел, как под люстрой в пустом зале украдкой крутился очередной кандидат в Чкаловы.»

 

Рывок при раскрытии парашюта особых проблем не доставит. Он силен при выполнении затяжных прыжков, когда парашютист успевает набрать высокую скорость. А «перворазники» прыгают с принудительным раскрытием, когда парашют автоматически начинает раскрываться немедленно после отделения от самолета. Приземление. Его скорость зависит от веса парашютиста. В среднем это примерно соответствует обычному прыжку с высоты 1 метр 30 см. Ощутимо, но ничего такого сверхъестественного. Так что можете попробовать где-нибудь во дворе. Только держите ноги плотно вместе и не старайтесь непременно устоять. Остальное объясняет инструктор, причем применительно именно к тому типу парашюта, с которым совершается прыжок. Автору довелось прыгать со старым добрым Д-6. По справочнику он гарантирует безопасный спуск с 200 метров, хотя в реальности эта высота даже несколько меньше. «Перворазников» же обычно сбрасывают с 800 метров. Благодаря этому, в случае, если что-то пойдет не так, есть время это заметить и принять необходимые меры. Но обычно парашют не доставляет хлопот, и потому есть время осмотреться и даже осторожно попробовать управлять куполом.

 

Дядя Саша.

Копирайт © 2014. Рассказ рекомендован к повсеместному распространению и активному перепосту. Одобряется вспоминание рассказа при прыжках с парашютом и во время полетов в самолетах, предписано использование статьи вместо молитв, аллилуй и лобоуничтожительных поклонов.

30 Ноябрь 2014 / admin / 1777 просмотров

Комментарии

Отправить комментарий

CAPTCHA
Этот вопрос задается для того, чтобы выяснить, являетесь ли Вы человеком или роботом.
CAPTCHA на основе изображений
Введите символы, которые показаны на картинке.